Социально-психологические причины коррупции

Старая и очень актуальная на все времена статья. Печаталась в журнале «Наша психология», кажется, в 2011 году. Тоже написана в формате вопрос-ответ.

 

a.               Одинаково ли воруют в разных культурах? Почему?

Конечно, не одинаково. В тех культурах, где чиновничья должность рассматривалась как поощрение и место для «кормления», как некоторое наместничество центральной власти, в тех культурах мздоимство воспринималось как само собой разумеющееся поведение и никак не преследовалось существующими законами. Причем, «высота» положения никак не меняла принципа: чиновник «кормится» с той должности, на какую поставлен. Ступенька в его иерархической лестнице определяла только размер мзды. В дальнейшем такая форма отношений переросла в коррупцию.

Там же, где существовала вассальная система отношений и преобладала психология успешного труда (если ты бедный – значит, тебя не любит Бог), где культивировалось уважение к законному заработку, там коррупция разрасталась значительно меньше. Сказать, что в каких-либо культурах совсем нет коррупции нельзя. И различие культур может быть не только в пространстве (разные страны и народы), но и во времени: один и тот же народ мог в разное время переживать разные периоды своего развития и, соответственно, разную степень коррумпированности.

b.               Одинаково ли воруют в разных организациях? Почему?

Это уже банальность: проблемы компании есть отражение невроза руководителя, владельца. И отражение его моральных ценностей тоже. Если руководитель внутренне готов к тому, что воровству «есть место в жизни», то рано или поздно вокруг него останутся только те сотрудники, которые разделяют такие же взгляды. Кто не считает преступлением «тырить по мелочи», кто закрывает глаза на финансовые махинации коллег. И затем, какой бы человек не попал в такую компанию, он как водитель в потоке должен либо «быть как все», либо уходить. Один из моих клиентов жаловался на только что покинутую компанию: он никак не мог добиться обещанной зарплаты и не мог понять, отчего с нею так затягивают. Только уволившись, он узнал, что в компании принято, как в анекдоте: «пистолет вручили, а там крутись, как умеешь». То есть, поскольку его должность связана с материальными ценностями и почти неконтролируемым потоком наличности, по умолчанию предполагалось, что недостающую часть зарплаты он сам себе компенсирует. Но вслух, конечно, такие правила не декларировались, а только подразумевались.

c.               Почему коррупция непобедима? Непобедима ли она?

По закону больших чисел при достаточно большом скоплении людей обязательно найдется человек, в силу различных обстоятельств решившийся на преступление. И так же всегда есть какое-то количество людей, которые склонны к воровству независимо от зарплаты (это не про клептоманию). Может быть, поэтому, чем больше государство, тем сложнее бороться с коррупцией. Банально количество преступников больше. И можно говорить лишь о большей или меньшей степени коррумпированности общества, а не о том, что бы устранить взяточников навсегда. Когда, с одной стороны, уменьшается количество путей для легального успеха, и, с другой стороны, снижается вероятность наказания за преступления (т.е., культивируется безнаказанность), то неизбежно разрастается коррупция.

И противодействие коррупции может быть не в виде разовой акции, а в виде постоянного прессинга, постоянной работы не только «заградительными» методами, но и в виде формирования альтернативной морали. Кстати, денежные штрафы здесь не будут работать. Есть хорошая иллюстрация, фрагмент из фильма «Берегись автомобиля». Герой Андрея Миронова, продавец магазина, сразу после кражи его автомобиля бросился компенсировать потерю за счет покупателей. То же самое будет происходить и с коррупционерами: они переложат штрафы на тех, кто от них зависит, кто вынужден давать взятки.

Как одна из мер противодействия, здесь может быть крайняя степень публичности и неотвратимость остракизма. Как в бассейне с красителем, реагирующем на мочу в воде: нарочно или нечаянно получилось — не важно, но все видят «пятно на репутации». В доказательство действенности подобной системы можно привести акции водителей «синее ведерко». Как бы яростно не ломали копья противники и сторонники спецсигналов для «членовозов», острая, можно даже сказать, невротическая потребность возвыситься над соплеменниками неодолима. Но стоило публично ткнуть пальцем и крикнуть «а король-то голый!», как тут же последовала детская, заметьте, даже не подростковая, обида: дерзких водителей, посмевших ездить с пластмассовыми муляжами спецсигналов, всерьез испугались «важные дяденьки из кабинетов»! Это означает только одно: они сами наверняка знают, что поступают неблаговидно, что, так или иначе, нарушают моральные принципы. И система публичной «порки» может быть куда действеннее сколь угодно больших штрафов.

d.               Есть ли какие-то первичные соц-пси причины коррупции (установки, особенности соц-пси среды)? Или они лишь следствие иных факторов (экономических, антропологических и пр.)?

Вряд ли можно выделить одну или даже несколько определенных причин коррупции. Она – результат взаимодействия большого количества факторов. И экономических, и социологических, и даже исторических. Причем, одни и те же конкретные события или явления в разное время и в разных социумах могут приводить к совершенно противоположным результатам. К примеру, тоталитарная форма государственного устройства может как подавлять коррупцию, так и культивировать.

e.               Чем социальные психологи и узко бизнес-психологи или тренеры могут помочь тем, кто хочет победить коррупцию (руководителю предприятия, мэру или президенту страны)?

Многим. От принципов построения альтернативной общественной морали в ближайшие 20-30 и более лет, до создания конкретных технологий отбора кандидатов на ключевые должности и методологий воспитания и обучения успешного поколения. Кстати, японцы озаботились развитием альтернативной морали на ближайшие 80 лет (читайте «Цели Японии в XXI веке»), у нас же есть только «Манифест…» Никиты Михалкова. Можно спорить о содержании «Манифеста…», но он хоть сделал попытку. Очевидно, что подобные программы должны создаваться специалистами.

И даже прямо сейчас можно создать систему входных фильтров для государственных служащих – тесты на толерантность к власти, к примеру. Есть способы выявления людей, устойчивых ко всем ее соблазнам. Во многих компаниях всерьез и на профессиональном уровне подходят к формированию корпоративной атмосферы и системы мотивации персонала. Которые так же могут содержать антикоррупционные элементы. И на государственном уровне в дополнение к заградительным мерам имеет смысл выстроить систему поощрения честных предпринимателей, создателей рабочих мест.

Есть много способов привлечения специалистов для решения как частных, так и стратегических задач, нет нужды изобретать велосипед. Правда, не заметно, что бы хоть кто-то из правительства обращался к профессионалам за помощью. Вполне вероятно, что это происходит, но, видимо, уж очень кулуарно.

Рассказать о статье друзьям:

Другие социалки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *