Импринтинг. Часть 2

Тимоти Лири

Одним из последователей Станислова Грофа является Тимоти Лири, который разработал собственную эволюционную модель импринтов. Суть ее заключается в том, что в определенные периоды времени у человека формируются определенные импринты-убеждения. Эти импринты формируются в определенной последовательности и связаны с определенными вопросами.

  1. На первом этапе формируются биологический импринт, который связан с вопросом «Могу ли я выжить?». Биовыживательный импринт появляется в течение «критического периода» первых дней после рождения и закрепляет понятия «безопасности» и «опасности» во внешнем мире. Первый импринт у человека воспроизводит первую филогенетическую стадию в эволюции вида, зачаточную нервную систему одноклеточных организмов, ориентированную на «приближение» или «избегание». Если материнская фигура импринтируется как опасность, все стимулы и раздражители, которые связываются с матерью (и другими людьми), воспринимаются как опасные. В результате возникает устойчивая способность или неспособность взаимодействовать с внешним миром.
  2. На втором этапе формируется эмоциональный импринт, который связан с вопросами «С кем я связан? К кому отношусь?». В возрасте с первых недель до одного (трех) лет формируется эмоционально-двигательный импринт. Импринт движения, мобильности и эмоций возникает тогда, когда мышечное развитие ребенка позволяет ему ползать. Этот импринт фиксирует такое измерение во внешнем мире, как «выше меня» и «ниже меня». Все эмоции — это ни что иное, как варианты последующего эмоционального кондиционирования на двумерную координатную сетку с осями «приближение – избегание» и «выше – ниже».

С филогенетической точки зрения второй импринт эволюционировал в ранний палеозойский период (пятьсот мил­лионов лет назад), когда первые позвоночные и земноводные начали подниматься вдоль вертикали, преодолевая силу гравитации. Способность доминировать, передвигаться и демонстрировать превосходящую силу стала козырной картой выживания.

Этот импринт включается в работу в чрез­вычайных ситуациях. Когда человек действует, руководствуясь эмоциями, он возвращается на самую примитивную фазу животной ярости или ужаса.

  1. На третьем этапе возникает ментальный импринт, связанный с вопросом «Умен ли я? Способный ли я?». Он формируется в возрасте с (одного) трех до пяти лет, когда ребенок учится говорить и выполнять точные односторонние движения. Это становится возможным при доминировании коры одного из полушарий головного мозга. Ловкость рук подразумевает преимущественное оперирование правой рукой и контроль со стороны коры левого полушария головного мозга. Мышление — это мысленный разговор, беззвучная речь, бесшумное открывание и перекрывание гортанной щели.

Кора головного мозга с односторонним доминированием, управляющая ловкостью рук, появилась примерно два миллиона лет назад, когда человечество начало использовать каменные и костяные орудия труда. Этот период считается началом символьной деятельности.

Если окружение чем-то угрожает ребенку и ограничивает его свободу, а родительская модель мышления отвергается, у ребенка импринтируется и развивается недоверчивость, уклончивость и подражательность.

  1. На четвертом этапе формируется социальный импринт, связанный с вопросом «Какова моя роль по отношению к другим?». Он возникает в период полового созревания, когда в поведении, мышлении и эмоциях преобладает стремление испытать оргазм. Он отвечает за такие виды деятельности как ухаживание, брачные ритуалы, бракосочетание, соитие, оргазм. Этот импринт в сочетании с импринтами и кондиционированными сетями трех первых импринтов определяет четырехмерную модель взрослой личности. После оргазма и оплодотворения этот импринт возвращает и вместе с тем привязывает тело к видам деятельности, которые связаны с витьем гнезда, ответственностью, выращиванием потомства, воспитанием, обучением, ведением хозяйства, взятием под покровительство и разнообразными социальными аспектами ухода за детьми, т. е. обеспечением и сохранением общественной среды, необходимой для выживания потомства. Неслучайно практически во всех архаических сообществах половая зрелость совпадает со вступлением подростка в полноценные социальные отношения.

Лишь первые четыре импринта имеют непосредственное отношение к борьбе за выживание; в совокупности эти программы определяют модель личности взрослого человека (которая, по выражению Тимоти Лири, представляет собой личиночную стадию эволюции человека), типичного биоробота, жестко зафиксированного в западне заданных рефлексов. Три другие импринта, как считает Тимоти Лири, относятся к дальнейшей эволюции человеческого существа. Они связаны с правым полушарием мозга, которое у среднестатистического человека остается практически неосвоенным.

  1. На пятой стадии формируется импринт наслаждения, связанный с вопросом «Что является прекрасным? Что доставляет удовольствие?».

Для него характерно ощущение гедонического «кайфа», чувственного блаженства, космической, вселенской радости, всепоглощающей любви. Многие мистические переживания отождествляются с запуском именно этой программы. Шаманизм, элевсинские мистерии, культ Диониса, раннее христианство, гностицизм, тантра и т.д. обладали техникой раскрытия пятой программы.

Впервые импринт наслаждения возникает при непосредственном восприятии данных чувственного опыта. До сих пор внешние и внутренние органы чувств подают сенсорные сигналы личиночным кондиционированным системам. «На красный свет светофора стой; на зеленый свет светофора иди». В новом состоянии сознания «красное» и «зеленое» воспринимаются как зоны пульсирующей световой энергии, меняющейся по интенсивности, волновой частоте и продолжительности. Глаз «не видит объекты», а регистрирует непосредственный чувственный опыт, не прерываемый деятельностью ума третьего импринта. Когда работает этот импринт, интенсивность ощущений чрезвычайно возрастает. Это — форма восприятия мастеров дзэн-буддизма, художников и курильщиков марихуаны.

В целом импринтирование программы наслаждения сопровождается радикальной перестройкой всего организма, который открывается новым энергетическим потокам, что и ведет к новому восприятию действительности, к новой холистической, «пантеистической» реальности (реальностям). Этот импринт привязан к задней части коры правого полушария и нейрологически связан с лимбической системой и гениталиями.

  1. На шестом этапе формируется импринт экстаза, когда нервная система освобождается от диктата тела и осознает лишь свою деятельность. Нервная система в буквальном смысле импринтирует саму себя: сознание полностью состоит из нейрологических сигналов. Она впадает в экстаз, наслаждаясь интенсивностью, сложностью и новизной информационного обмена нейрологическими сигналами.
  2. На седьмом этапе формируется высший импринт, когда сознание ограничивается исключительно «пространством» нейрона, куда втягивается сознание. Центр синтеза памяти нейрона ведет диалог с кодом ДНК внутри ядер клеток, от чего, к примеру, возникает эффект переживания «прошлых жизней», то есть идет процесс чтения генетической информации. Седьмой импринт активизируется при осознании процесса «смерти», когда сознание отключает предыдущие импринты, тело, саму нервную систему и концентрируется на приеме метавидовых сигналов от кода ДНК.

Импринтинг с точки зрения НЛП

В НЛП под импринтом понимается имеющий большое значение опыт или последовательность жизненных опытов прошлого, сформировавшие у человека убеждение или целую совокупность убеждений. Импринт — это не просто какое-то травмирующие событие в биографии, это убеждение или формирующий личность опыт. Он не обязательно должен быть травматичным. Импринты могут быть как важным позитивным опытом, приведшим к полезным убеждениям, так и проблемным опытом, приведшим к ограничивающим убеждениям. Ситуации импринта легко распознать как «тупиковые» (сопровождающиеся чувствами безысходности, неспособности, покинутости, никчемности и т.д.). Они либо слишком часто — навязчиво — напоминают нам о себе, либо, наоборот, относятся к опыту, который нам совсем не хочется вспоминать, мы стараемся скрывать это прошлое событие как от окружающих, так и от себя самих. Однако важно помнить, что, избегая их, не избавиться от ограничивающих убеждений, которые родились благодаря этому опыту.

Роббер Дилтс подчеркивает, что ранний опыт так же создает глубинные ролевые модели отношений. Так, если в детстве девочка подвергалась грубому отношению со стороны матери, то когда она вырастет, то вероятно так же будет грубо обращаться со своими собственными детьми, ненавидя себя за это и недоумевая, почему так поступает. Как-то раз Роберт Дилтс работал с одним эпизодом из жизни клиентки. В этом воспоминании клиентка была маленькой девочкой, а мать ее изо всех сил трясла. Во время описания своего состояния мимика клиентки была мимикой агрессивной мамаши, голос был полон ярости. Таким образом, она не возвращалась в состояние маленькой беспомощной девочки, а в состояние матери, которая трясет девочку. Психоаналитики называют это отождествление с агрессором. Возможно, будучи взрослой, клиентке физически легче было отождествить себя со взрослым человеком, чем с ребенком. Привнеся ресурс только маленькой девочке, изменить этот опыт не получится. Вся ее нервная система организована вокруг матери, она вобрала в себя роль своей матери, она одновременно проявляет и признаки ребенка, реагирующего на поведение взрослого и признаки того взрослого. Таким образом необходимо оздоровить всю систему.

Когда дети вырастают, то во взрослом состоянии они начинают моделировать прежний тип отношений не только со своими детьми, но и с окружающими, как бы повторяя запечатленную структуру. Если в детстве отец наказывал девочку физически, то в дальнейшем она будет выбирать себе мужчин, которые с ней будут жестоко обращаться, поскольку этот импринт определяет то какими отношения должны быть с мужчинами.

Детерминированы или нет?

Психология человека во многом детерминирована его восприятием своего прошлого. В практике психотерапии накоплено множество техник по изменению восприятия и переструктурированию человеком своего прошлого опыта.

Существуют теории, предполагающие наличие некоторых базовых, единых для всех травм, которые детерминируют личностное развитие. К ним относятся, например, теории психоанализа, теории базовой личности Линтона, трансперсональную психологию Гроффа. Так, в теории психоанализа существуют травмы, которые неминуемо должны появиться в жизни человека (например, эдипов комплекс у мальчиков). С точки зрения теории базовой личности типовой набор травм определяется способом воспитания детей в первые годы жизни, и тем самым они не являются одинаковыми для всех без исключения, а только схожи у определенных групп людей. Грофф же говорил о наличии четырех базовых перинатальных матрицах, которые неизменно возникают в процессе родов и в последующем в значительной мере влияют на жизнь человека. С другой стороны существуют теории, которые подчеркивают культурную обусловленность самого детства, влияние социального окружения, культуры и языка на формирование психики ребенка. К сторонникам этой точки зрения относятся Маргарет Мид, Пиаже, Выготский. Таким образом, можно говорить как о наличии различных детерминирующих факторов в различные периоды жизни, так и о наличии свободного выбора человека.

История создания техники реимпринтинга

Прототипом техники реимпринтинга является созданная на основе работ М. Эриксона техника «Изменение личностной истории». В технике «Изменение личностной истории» в прошлое человека привносится такой ресурс, который меняет структуру и отношение к прошлому опыту и настоящее состояние субъекта. Как правило, в ней используется способность, которой человек в детстве не обладал, но развил, уже будучи взрослым. Роберт Дилтс в течение нескольких лет проводил семинары совместно с Тимоти Лири, который много экспериментировал с ЛСД. По его мнению, ЛСД способно привести мозг в такое состояние, которое может быть перепрограммировано или может способствовать перепрограммированию того, что Тимоти Лири называл импринтами. В результате совместной работы Роберта Дилтса и Тимоти Лири была создана техника реимпринтинга. В технике реимпринтинга не только привносится ресурс в прошлое человека, но и во всю систему в целом. Необходимо оздоровить не только самих индивидов, но и отношения, и всю систему в целом. Проблема не в наличии какой-то «плохой» части системы (например, грубого отца), а в отсутствии чего-то во взаимоотношениях. Чего-то не хватало отцу. Чего-то не хватало ребенку. Все делали все, что могли, исходя из того, что у них имелось.

Наша собственная точка зрения на импринтинг.

Нас интересует, в первую очередь, не столько структура импринта, его возможные периоды, сколько наличие такового механизма вообще в развитии человека. И для внесения некоторой ясности в изучении импринта предлагается, для начала, отказаться от использования некоторых терминов. К примеру, «травмирующее событие», «импринтная уязвимость» и т.п. Подобная драматизация явления скорее отражает личные особенности авторов научных трудов, чем объективную картину. Имеет смысл говорить лишь о импринтной сенситивности в определенные периоды развития человека. Так же следует отказаться от переноса в детский и младенческий возраст категорий мышления взрослого человека, тем более, если это абстракции высокого уровня.

Коротко нашу позицию можно представить в виде следующих тезисов:

  • В психике и нейрофизиологии человека существует явление импринта – мгновенного усвоения фрагментов системы убеждений и ценностей, поведенческих паттернов, стратегий принятия решений (импринтных объектов).
  • Максимальную чувствительность импринт имеет в момент рождения и плавно затухает к 5-7 годам. Полностью импринтная чувствительность не исчезает, и в любом возрасте могут произойти импринтные события.
  • Импринт происходит там и тогда, где и когда у человека нет собственных убеждений, ценностей или поведенческих стратегий. Это означает, что в некотором смысле одной из причин затухания импринтной чувствительности является само явление: по мере взросления человека и освоения им окружающего пространства, по мере формирования системы убеждений, поведенческих навыков все меньше места остается для импринта.
  • Импринт имеет, по крайней мере, два механизма:
    • Прямой перенос фрагментов системы убеждений и поведенческих паттернов родительских фигур.
    • Мгновенная выработка собственных стратегий принятия решений в условиях ограниченных ресурсов (стрессовые ситуации).

В любом случае, в основе импринта лежит эмоциональное восприятие окружения. Либо это эмоции родительских фигур, либо это эмоции самого человека в критической ситуации.

  • Явление импринта распространяется на следующие элементы личности человека:
    • Поведенческие паттерны родительских фигур, без поддержки системой ценностей.
    • Фрагменты системы ценностей и убеждений родительских фигур. Причем, это могут быть как базовые элементы, так и неактуальные в текущем возрасте. К примеру, гендерные отношения. Или отношения к деньгам или к социуму. Впечатываются в детстве, проявляются много позже. Здесь может быть противоположная ситуация: фрагменты системы ценностей впечатываются без соответствующих поведенческих паттернов.
    • Собственные, выработанные в стрессовых ситуациях стратегии принятия решений и базовые убеждения. И в период импринтной чувствительности, и в стрессовых ситуациях во взрослой жизни у человека оба полушария работают синхронно. Именно поэтому в результате интенсивных, но коротких по времени стрессов часто происходит переформирование системы базовых убеждений, то, что в обиходе называют «жизнь начинают заново».
  • Все элементы импринта на момент запечатления не являются ни плохими, ни хорошими. Они являются либо наиболее эффективными для выхода из стрессовой ситуации, либо наиболее яркими, что называется, впечатляющими. Причем, здесь речь идет не о выразительности поведения родительских фигур, а о наличии у ребенка более ранних впечатлений. Скажем так, на чистом листе любое цветное пятно будет гораздо заметнее, чем это же цветное пятно на красочном полотне. Эффективность стратегии выхода из стрессовой ситуации определятся из ее контекста, из имеющихся в распоряжении ребенка ресурсов. Очень часто ситуации, вызвавшие стресс у человека в детстве, им самим в последующем воспринимаются как совершенно безобидные. Но новая точка зрения не освобождает от впечатанной стратегии.
  • К моменту сознательного возраста в целом формируется система убеждений, ценностей, механизм формирования ценностей, стратегии принятия решений и все-все, что является содержанием личности. Конечно, развитие личности продолжается и дальше, но все больше как надстройка над имеющейся структурой. И то, что человек получил в детстве, не плохое и не хорошее. Это в первую очередь, обеспечение его выживания (в самом широком смысле) в социуме в то время, когда происходило впечатывание. Это та система ценностей и убеждений, что обеспечила выживание и его родительских фигур. И уже взрослый человек, в принципе, может прожить с этим багажом всю жизнь вполне успешно и у него ни разу объективно может не возникнуть необходимость пересмотра своего детского опыта. А может возникнуть ситуация, когда необходимость принятия решения происходит на импринтном эмоциональном фоне, но та, детская, стратегия входит в конфликт с более поздними или ранними, другими ценностями. И человек либо раз за разом принимает неэффективные решения («стеклянный потолок», «фатальное невезение», «сизифов сценарий» и т.п.), либо «зависает» в неопределенности («экзистенциональная пустота», потеря смысла жизни и т.д.). Это и есть показание в применении техники реимпринтинга.

Конечно, явление импринта включает гораздо больше элементов, но это материал уже на целую книгу.

 

 

Рассказать о статье друзьям:

Другие социалки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *